Беспредел милосердия

НовостиХарьков

Мы сознательно не указываем полных имен персонажей этой истории. Кто знает – может она еще разрешится благополучно. Кто-то – узнает себя, а кто-то – своих знакомых. Не рассказать о том, что знаем, мы не имеем права.

Итак. Живет в нашем городе Татьяна К. Инвалид первой группы. Или, как теперь принято говорить, человек с ограниченными возможностями. Живет она вместе со своей матерью, Валентиной Ивановной К. Валентина Ивановна – тоже инвалид первой группы. Живут они в принадлежащей им однокомнатной квартире, расположенной на пятом этаже многоэтажного дома по улице Грицевца.

Как живут, можете себе представить. Валентина Ивановна практически не встает с постели. Едва разговаривает. После перенесенных двух инсультов она парализована. За ней ухаживает ее дочь, которая может передвигаться только с помощью инвалидного кресла. Спасибо, добрые люди помогают. Купить продукты, донести их до дома она сама не может. И снова – спасибо добрым людям. Пользоваться удобствами женщины не могут – ограничены возможности. Поэтому, ванна и унитаз для них недоступны. Поменять памперсы больной матери Татьяна одна не в состоянии. Но, опять таки, мир не без добрых людей. Совершенно бескорыстно они взвалили на свои плечи заботу и попечение над двумя беспомощными одинокими женщинами. Имена этих людей мы назовем. Это соседи Татьяны и Валентины Ивановны – Виталий Максимов и Людмила Левененко. Люди, обремененные своими заботами, всеми тяготами и лишениями современной жизни, они находят время и силы, чтобы помочь беспомощным. В нашем народе их подвижничество названо милосердием. Но если читатели думают, что Виталий и Людмила ухаживают только за своими соседками, то они даже не догадываются, насколько все сложнее.

Дело в том, что Татьяна с мамой содержат еще и… кошек! Да-да, не удивляйтесь. В их квартире на момент нашего знакомства (а было это в мае текущего года), обитало больше дюжины пушистых зверьков. Разномастные и разнопородные, веселые и игривые, любопытные, как дети, или же серьезные и обстоятельные, разнохарактерные, они являются единственной радостью двух одиноких женщин. Необходимо заметить, что кошки в квартире содержатся с выполнением всех требований и правил, определенных законодательством. Собственно, с кошек все и началось… Роковое знакомство.

Некоторое время назад Татьяна познакомилась с председателем правления общественной организации, не будем уточнять название, скажем - «Лига», Зоей С. Зоя, в свою очередь, познакомила Татьяну с членом правления “Лиги” Мариной С. Знакомство с этими зоозащитницами предполагало помощь по уходу за Татьяниными питомцами. Справедливости ради, надо отметить, что поначалу эта помощь, в том или ином виде, действительно оказывалась. То есть, подвозился периодически сухой корм для кошек, наполнитель для кошачьих туалетов. Периодически Марина С. давала Татьяне “подработать”. Эта подработка заключалась в том, что в квартире Татьяны и ее мамы временно поселялись чужие кошки. Те, которые еще не обрели хозяев, либо те, чьи хозяева уехали отдыхать, или слегли в больницу ну и т.д. Случалось, что в однокомнатной квартире по полгода жило более тридцати(!) кошек.

Обычно такая услуга платная. За содержание одного животного, как правило, выплачивается от пятидесяти гривен. В сутки. Нетрудно посчитать, какую сумму Марина С. должна была ежесуточно передавать Татьяне. Однако… Догадались? Денег Татьяна не видела. На вполне резонный вопрос: “А где же обещанное вознаграждение?”, Марина отвечала, дескать, я же привожу сухой корм, которым ты и своих кошек кормишь. Татьяна, простая душа, соглашалась, мол, да, кормлю. Добровольцы Виталий и Людмила, видя явную несправедливость, пытались призвать к совести Марины С. , но та только отмахивалась, дескать, не ваше дело!

А, между тем, Татьяна с мамой живут на пенсию по инвалидности. Их совокупный ежемесячный доход немного превышает три тысячи гривен. Сказать, что они нуждающиеся люди, это вообще ничего не сказать. Да, им помогают соседи и паства нескольких православных храмов, прихожанкой которых является и сама Татьяна, но, к сожалению, на настоящее милосердие способны люди, которые, помогая другим, отрывают последнее от себя. Много ли от них помощи? Как бы там ни было, но, кое-как Татьяна сводила концы с концами. Пока не случилась беда. Вдруг, в одночасье в квартире вышла из строя сантехническая запорная арматура. Потекли краны. А поскольку в квартире установлены счетчики горячей и холодной воды, то и оплата коммунальных услуг производится согласно показаний счетчиков. Из прохудившихся кранов вода побежала веселой струей, наматывая на счетчиках кругленькую сумму. И тогда Татьяна совершила первую серьезную ошибку – она попросила у Марины С. взаймы две с половиной тысячи гривень для ремонта сантехники. Марина деньги ей дала. В долг. Однако спустя непродолжительное время Татьяна поняла, что сразу вернуть одолженную сумму ей не под силу. Вернув Марине С. тысячу гривень, она попросила об отсрочке второй половины долга. Тогда Марина великодушно предложила Татьяне простой выход из положения, дескать, давай забудем о долге, но… ты завещаешь мне квартиру! Взамен Марина обещала Татьяне и ее матери пожизненный уход и содержание, а после их ухода из жизни похороны за свой счет по православному обряду.

Татьяна, может быть, еще хорошенько обдумала бы это предложение, но Марина пустила в ход такой веский аргумент, что Татьяна не смогла отказаться. «Таня – сказала Марина, - подумай о бедных кошечках. Что с ними будет, когда вы с мамой уйдете из жизни? Кто будет за ними ухаживать? Ведь если ваша квартира достанется чужим людям, то несчастные кошечки окажутся на улице». Аргумент был убойным. Марина знала слабое место бедной женщины. Спустя несколько дней после того, как была достигнута устная договоренность, Марина привела с собой нотариуса, который и составил договор о наследовании квартиры. Точнее, два договора. Поскольку у квартиры две хозяйки – Татьяна и ее мама. Договоры были один в один, как под копирку. Согласно этих договоров, Марина С. обязывалась оказывать услуги по содержанию Татьяны К. и ее матери Валентины Ивановны К. до самой их смерти. Перечень услуг прилагался. Не будем утомлять читателя подробностями, скажем только, что копиями обоих договоров мы располагаем. Помимо оказания услуг, Марина С. обязалась предоставлять обеим участницам второй стороны денежные суммы в размере тридцати процентов от установленного прожиточного минимума. Кроме того, согласно условий договора, она должна была посещать своих подопечных не реже одного раза в две недели. Ну а взамен Марина получала в собственность квартиру. После смерти хозяев, естественно. Казалось бы, договор, как договор, ничего необычного. Очень многие пожилые одинокие люди благодарят подобным образом людей, ухаживающих за ними.

Но! Первая странность этого договора в том, что, в случае нарушения его условий Мариной С., она не несет никакой ответственности и договор продолжает оставаться в силе. А вторая странность… Держитесь за стул. В случае отказа от хотя бы одной услуги со стороны Татьяны К. или ее матери они должны выплатить Марине С. пять тысяч гривен за каждую неоказанную услугу! При этом, договор, опять таки, не теряет юридической силы. И вот здесь Татьяна и ее мама совершили вторую, страшную ошибку.

Они подписали этот договор. На вопрос – почему? – они ответили: договор был составлен на государственном языке, а мы не понимаем по-украински. Вот так. Цена милосердия.

Как бы то ни было, но первое время Марина С. старалась выполнять возложенные на себя обязанности. Она закупала продукты для обеих женщин и для их питомцев, помогала, по мере сил в быту, даже привезла им стиральную машинку-автомат. Но появлялась она в квартире по ул. Грицевца не чаще, чем один раз в две недели, поэтому все ежедневные хлопоты по уходу за двумя немощными людьми, как и прежде, взвалили на свои плечи все те же Виталий Максимов и Людмила Левененко, люди, для которых милосердие не предусматривается никакими договорами. Просто – оно либо есть, либо его не может не быть. День за днем прошло несколько месяцев. Марина стала появляться у своих подопечных все реже и реже. Татьяна и Валентина Ивановна смиренно ждали своего опекуна, с надеждой глядя на входную дверь, но Марина как-будто забыла об их существовании.

На звонки по мобильному отвечала сухо, дескать, некогда мне, а после и вовсе перестала отвечать. Но, как–то раз, ответив, все-таки, не выдержала, сорвалась. «Ты представляешь, в какую копеечку мне выльется уход за вами обеими, пока вы наконец-то умрете?» - сказала она Татьяне. «Да ваша квартира, когда она станет моей, не окупит никаких моих расходов. Вот так. И ни тени сомнения в своей правоте. И никаких упоминаний о бедных кошечках, которые останутся без присмотра.

Потрясенная этим невиданным цинизмом Татьяна обратилась за советом к своим добровольным помощникам – Людмиле и Виталию. Те, в свою очередь, вновь попытались воззвать к совести Марины С. В ответ они услышали: “ Да Бога ради. Если Татьяну что-то не устраивает, то я готова, хоть завтра расторгнуть договор. Только, помните, что по условиям договора за отказ от моих услуг Татьяна и ее мать должны мне выплатить компенсацию по пять тысяч по каждому пункту. Итого – шестьдесят. Нет денег? Это не моя проблема. Они сами, добровольно подписали договор. Никто им рук не выкручивал… ” Шестьдесят тысяч. За неоказанные услуги. Вот такая история.

Наша встреча с Татьяной состоялась в мае. Марина не казала носа к своим подопечным с февраля. Мы обратились за консультацией к одному из самых известных харьковских юристов Виктору З.” – Что можно сказать, - вздохнул опытный законник. С точки зрения закона – не подкопаешься. Очень грамотно составлен договор. Цинично, конечно, но это уже не в моей юриспруденции. Моральный аспект к делу не подошьешь… Зоозащитница, говоришь? Ну-ну…”

Следующий наш собеседник - священнослужитель одного из харьковских православных храмов, который опекает свою прихожанку Татьяну. «Я знаю эту историю, сказал он нам. -Милосердие не имеет пределов, но здесь милосердием и не пахнет. Здесь - беспредел. Стяжательство и цинизм. Жестокое лицемерие и подлость. Но кто мы такие, чтобы судить? Есть только один, который имеет право судить, - он указал взглядом на небо, - а мы можем только молить Его, чтоб пробудил совесть у грешников. Чтобы они еще могли покаяться. Может, спасутся…»

Ролик с откровением Татьяны был выложен в YouTube. Реакция Марины С. была банальна и ожидаема. Она заявила, что сюжет заказали. Странно лишь то, что мнимым заказчиком, оказался посторонний человек, который к описанным событиям никакого отношения не имеет. Возможно, другого способа оправдать свои действия, просто не было? По крайней мере, встретиться с журналистами, или дать свои комментарии относительно ситуации с инвалидами по телефону, Марина наотрез отказалась. Что говорить – нет слов. Мы спросили Татьяну К., чего она хочет добиться, обратившись за помощью к журналистам? “Огласки, - отвечала она, может быть я не одна такая? Может кто-то еще попал в сети Марины или ей подобных? Или еще не попал, но может попасть? А еще… Может, найдутся люди, которые смогут помочь нам с мамой выкрутиться из этой беды? ”

P.S. Мы сознательно не назвали полных имен персонажей этой истории, еще надеемся, что она решится благополучно для Татьяны К. и ее матери. Не может быть, чтобы совесть стала атрибутом немодным, а милосердие – беспредельным.

Авторы: Игорь Григоров, Сергей Савченко

Медиа-компания "Время".

http://timeua.info

 Адрес:

61031 Харьков,

пр-т Гагарина, 358

 Часы работы:

Пн - Пт с 9:00 до 17:30

Ветклиника - круглосуточно